Форум

Форум в котором можно обсудить различные вопросы со своими однокурсниками

Фотоальбом

Здесь собраны фото из жизни колледжа

Учебники

Учебные пособия и учебники
г.Севастополь ул. Советская, 65
Тел/Факс:
+38 (0692) 54-37-11
+38 (0692) 54-39-26
+38 (0692) 54-20-56

ответной активности

субъекта, включая моторику, процесс выдвижения и проверки гипотез, влияние

установок, эмоций, черт личности и т.п. Но суть этой схемы при всем разнообразии

ее конкретных вариантов заключается в признании воздействующих раздражителей

(стимулов) в качестве начального пункта процесса, приводящего "на выходе" к

возникновению психического образа, который дает субъекту возможность

ориентировать действия по достижению поставленной цели.

Постулируя в качестве начального пункта процесса познания преобразование

стимульного воздействия в сенсорное событие, данная схема не объясняет, как

происходит отбор тех или иных чувственных впечатлений для дальнейшей

"переработки". Ведь в любой момент мы испытываем огромное число воздействий,

потенциально доступных восприятию и интерпретации. Если мы выбираем стимулы по

значимости того, что за ними стоит, то предварительно должна быть проведена

работа по опознанию и выявлению значения всех впечатлений и вызвавших их

стимулов, что малоправдоподобно с точки зрения временных затрат и не

подтверждается фактами.

В стимульную парадигму, в частности, никак не вписываются факты,

свидетельствующие о том, что человек всегда находится в состоянии готовности к

восприятию тех или иных раздражителей. Они описываются терминами установки,

ожидания, перцептивной готовности и т.п. Экспериментально показано, что

неопределенность ожиданий субъекта относительно характера предъявляемого объекта

в условиях кратковременной его демонстрации сильнее нарушает процесс опознания,

чем нечеткость изображения в физическом плане (контраст, яркость, фокусировка).

С другой стороны, многочисленные феномены перцептивного дополнения говорят о

том, что человек часто видит реально отсутствующие части объекта или даже целые

объекты (т.е. без какой-нибудь релевантной стимуляции), если они должны иметь

место в соответствии с принципом правдоподобия. (Развернутую критику стимульной

парадигмы процессов построения образа см.: [Смирнов С. Д. - 1985].)

Стимульной парадигме противостоит деятельностная парадигма, согласно которой

любой психический образ, кроме ощущения, имеет подлинно активную, а не

реактивную природу, т. е. он не является ответом на внешнее воздействие.

Стимуляция органов чувств служит не толчком к началу построения образа, а лишь

средством для проверки, подтверждения и, если необходимо, коррекции перцептивных

гипотез, которые строятся субъектом непрерывно в качестве средства вычерпывания

информации из окружающего мира. Пока гипотезы (пусть даже ошибочной) нет,

процесс построения образа даже не может начаться. Именно познавательное движение

субъекта навстречу миру в форме выдвижения и проверки гипотез, сформулированных

на "языке" чувственных впечатлений, является начальным звеном процесса

построения образа.

Активная природа так понимаемого процесса психического отражения состоит в том,

что оно инициируется самим субъектом, а не возникает в качестве ответа на

внешнее воздействие, как это имеет место в процессах рефлекторного типа.

Отражение здесь строится по принципу встречного уподобления с постоянным

сравнением ожидаемого и реально имеющего место на чувственном входе, так что

образ, который мы видим, есть не что иное, как наша собственная перцептивная

гипотеза, апробированная сенсорными данными. Если механизм проверки построенной

гипотезы по каким-либо причинам нарушается (это может иметь место при разных

заболеваниях, в состоянии крайней усталости, при приеме наркотиков, в условиях

перцептивной изоляции и др.), то мы можем "увидеть" собственную гипотезу,

которой ничего не отвечает во внешнем мире. Такие образы называются

галлюцинациями. К нормальным галлюцинациям относятся сновидения.

Другой класс неадекватных образов составляют иллюзии. Они возможны потому, что

тщательность проверки гипотез зависит от степени их правдоподобия. Если какое-то

событие имеет очень высокую вероятность, то мы проверяем соответствующую ему

гипотезу очень бегло, по небольшому числу признаков и можем принять ожидаемое за

реально существующее, особенно если у нас мало времени для проверки. Примером

может служить феномен перцептивной защиты (эксперименты Дж. Брунера). Если

пригласить на психологический эксперимент первокурсниц колледжа и попросить их

читать слова, предъявляемые на экране на короткое время, и если среди прочих

слов окажутся нецензурные, испытуемые будут читать их как схожие по написанию

цензурные слова. Этим они как бы защищают от разрушения свои представления о

мире, в котором нет места преподавателям, способным на такое "безнравственное

поведение". Если испытуемым сотни раз подряд давать последовательно два

раздражителя: звук - свет, звук - свет и т.д. и после очередного звукового

сигнала не дать световой, то испытуемый его все же "увидит" из-за того, что

ожидает его с большой вероятностью.

Основной вопрос, который требует ответа в рамках излагаемых представлений о

сущности процесса восприятия, состоит в том, откуда берутся гипотезы, на основе

чего они строятся, как корректируются или перестраиваются и чем обеспечивается в

целом высокое соответствие того, что прогнозируется, и того, что реально имеет

место. Ответить на этот вопрос можно с помощью понятия "образ мира".

Понятия "картина мира", "образ мира", "модель универсума" и др. давно и широко

используются в психологии, но под ними часто подразумевается некоторая

совокупность образов отдельных предметов и явлений, выступающих в качестве

первичных по отношению к картине