Форум

Форум в котором можно обсудить различные вопросы со своими однокурсниками

Фотоальбом

Здесь собраны фото из жизни колледжа

Учебники

Учебные пособия и учебники
г.Севастополь ул. Советская, 65
Тел/Факс:
+38 (0692) 54-37-11
+38 (0692) 54-39-26
+38 (0692) 54-20-56

билет в музей можно купить, украсть или подделать и т.д. Но характер

мотива накладывает ограничения на выбор возможных целей так, чтобы они не

противоречили подлинному (ведущему) мотиву деятельности. Если альтруистический

мотив побуждает нас передать деньги в благотворительный фонд, то вряд ли мы

получим удовлетворение от этого поступка, если предназначенные для этого деньги

отберем у бедного человека.

Итак, мотив побуждает деятельность, а цель направляет ее. Процесс

целеобразования (становления мотивов в целях) не осуществляется автоматически -

это сложный творческий процесс, зависящий от умений, знаний и способностей

человека, его индивидуальных и личностных особенностей, объективных условий

протекания деятельности и т.п.

3. Операция, или способ осуществления действий. Операционный состав действий

определяется прежде всего (но не исключительно) условиями его выполнения. Так,

если для удовлетворения пищевого мотива нам необходимо попасть в ресторан,

предварительно осуществив действие перемещения в пространстве, то это можно

сделать разными способами - прийти пешком, приехать на автомобиле или

общественным транспортом, приплыть на лодке, - все зависит от конкретных

условий, расстояния, наличия денег для оплаты транспортных услуг, состояния

здоровья, лимита времени и т.д. Цель, заданная в определенных условиях,

называется задачей. Выбирая средства и способы действия, человек решает

определенную задачу. Цель так же ограничивает выбор способов действия, средств и

операций, как мотив ограничивает зону выбора целей (не всегда цель оправдывает

средства), но в границах этой зоны выбор средств определяется условиями.

Действия могут превращаться в операции, когда они автоматизируются и перестают

контролироваться сознанием. Так, при изучении иностранного языка взрослым

человеком освоение произношения отдельных звуков выступает в качестве особого

действия и отвечает самостоятельной цели, например правильно произнести носовое

п по-французски. Но после освоения этого действия оно теряет самостоятельную

ценность и превращается в средство произнесения слов и передачи мысли. На уровне

сознания в этом случае контролируется содержание речи, а звуковой состав

регулируется подсознательно. Но при необходимости такая операция может вновь

стать объектом сознательного контроля, например, если в ней обнаруживаются

дефекты, которые необходимо исправить.

Не только действия могут превращаться в операции и наоборот, но и деятельность

может утратить мотив, вызвавший ее к жизни, и превратиться в действие; или

действие, в свою очередь, также может приобрести самостоятельную побудительную

силу и превратиться в особую деятельность. Так, человек, решивший заняться

фотографией, чтобы запечатлеть некоторое событие, может сместить свой интерес на

сам процесс фотографирования как художественную деятельность - выбор ракурсов,

цветовых тонов, композиции. В этом случае процесс фотографирования приобретает

самостоятельный мотив и становится привлекательным сам по себе, а не только как

условие достижения другого мотива (запечатление некоторого события). Аналогичный

прием часто используется в педагогике для формирования новых мотивов у учащихся.

При этом важнейшим условием превращения цели в мотив является переживание

учащимся сильной положительной эмоции при достижении цели. Желание вновь и вновь

переживать эту эмоцию и придает цели характерную для мотива самодостаточность.

Примером утраты самостоятельного мотива может служить деятельность говорения на

иностранном языке, выступающая как привлекательная сама по себе в период

обучения языку. Когда, освоив язык, мы переходим к его использованию для

общения, установления деловых контактов и т.д., говорение превращается в

действие, подчиненное совсем другим мотивам. Эти феномены носят название сдвига

мотива на цель. Такого рода процессы не являются исключением - они составляют

живую динамику деятельности, служат источником ее обогащения и развития. В

деятельности появляются все новые мотивы, цели, средства и даже потребности.

Важнейшим положением психологической теории деятельности является утверждение об

общности строения деятельности внешней, материальной и деятельности внутренней,

психической, осуществляемой в идеальном плане. Оно вытекает из уже отмеченного

представления о формировании внутренней деятельности из внешней. Теория такого

перехода (интериоризации) наиболее полно разработана в учении П.Я.Гальперина об

управляемом формировании "умственных действий, понятий и образов". При этом

внешнее, материальное действие, прежде чем стать умственным, проходит ряд

этапов, на каждом из которых претерпевает существенные изменения и приобретает

новые свойства. Принципиально важно, что исходные формы внешнего, материального

действия требуют участия других людей (родителей, учителей), которые дают

образцы этого действия, побуждают к совместному его использованию и осуществляют

контроль за правильным его протеканием. Позже и функция контроля

интериоризуется, превращаясь в особую деятельность внимания.

Внутренняя психическая деятельность имеет такой же орудийный, инструментальный

характер, как и деятельность внешняя. В качестве этих орудий выступают системы

знаков (прежде всего язык), которые не изобретаются индивидом, а усваиваются им.

Они имеют культурно-историческое происхождение и могут передаваться другому

человеку только в ходе совместной (вначале обязательно внешней, материальной,

практической) деятельности. В результате возникает